Мне всегда с трудом удавалось жить. Каждое движение моего больного тела удавалось мне с трудом. Я всегда была больна душой и сознанием. Меня часто били, насиловали, ненавидели и убивали каждым словом. За годы ужаса и страха я отрешилась. Моя боль стала мне клеткой. Мое сердце покрылось панцирем из чешуи.
Ваня как-то сказал, что люди, занимающиеся тяжелой атлетикой, тщательные выюирают друзей. Каждый старательно отсеивает раз за разом «лишних». Нам всегда было проще быть одинокми, а не в обществе сомнительных людей.
Раз за разом, подход за подходом мы убиваем в себе прошлое, стеснительных и слабых людей, обиды и злобу, страх и отчаяние. Мы пытаемся доказать всем, а в первую очередь самим себе, что нас так просто не выбить из колеи. Мы знаем, какого это, когда не можешь встать с утра, как просыпаешься ночью от дикой боли в пояснице, как болят ноги и руки, как мышцы спины отказываются держать позвоночник. Но мы каждый раз все равно встаем и идем к цели. Мы видим цель. И мы идем к ней.
Вчера что-то сломалось во мне. Стало так дико больно. Я зашла в душ… я долго сидела на корточках, пока ледные струи воды барабанили по затылку. Как было больно дышать! Задыхаться от собственного бессилия.
Я видела, как Антон отдалился от меня. Я не могла быть больше ему опорой. Я не могла больше решать за нас двоих. Страх одиночества переборол меня. Я не чувствовала ничего, кроме боли. Ни единого импульса в теле, кроме страха. Так дико, одиноко…. Хотелось выть, запрокинув голову.
Страшно представить, как много людей живет в общежитии. Шестнадцать этажей, более тысячи одиноких людей. Кто из них сейчас так же, свернувшись в комок боли и усталости, рыдает в душе под шум воды, чтобы никто не слышал и не знал его боли?
Боль стучала по вискам, заставляла вжимать голову в колени все сильнее и сильнее. Так невыносимо стало жить. «Господи! Дай мне сил!» - молила я, вцепившись холодными пальцами в волосы. – «Прошу, защити меня! Дай мне знак! Я так устала! Мне так больно!»
Помоги, пожалуйста.

Антон ушел. Он снова оставил меня одну на пепелище разрушенной души. Я снова была совершенно одна. Я долго рыдала, захлебывалась слезами. Девочки гладили меня голове и пытались успокоить. Они спрашивали, что случилось, а я не могла сказать. Мне даже некуда было бежать. негде просить защиты и покоя. Я осталась одна. Действительно одна. Я никому е могла поведать о своем диком разочаровании во все.
Он вырвал сердце. Он растоптал его и извалял в грязи. Так больно и дико…. Быть собой.
И я бежала. Малодушно просила помощи у незнакомого мне чеовека. Стефан Цвейг псал, что человеку легче открыться незнакомым людям, чем близким. Потому что мнением бизких мы дорожим.
Тот парень защищал меня от внешнего мира однажды. Я бежала к нему опять. Я просила помощи. И он помог.
«Мой тебе совет: не пускай больше этого человека в свою жизнь. Своих монстров не пускают в свою жизнь, их приручают или отбрасывают.»
Он помог. Помог. Он дал мне тот необходимый для жизни свет. Ту внутреннюю уверенность в себе.
Я стала сильнее, чем раньше. Я больше не позволю никому прикасаться холодными руками к обрубку моей души.
Единственное, что важно теперь – моя жизни и моя учеба.

@настроение: хорошо

@темы: он верит в меня