Сейчас меня ожидают худшие три часа, поэтому я решила очнуться от многих месяцев забвения и вернуться в мир рассказов.
Моя жизнь так и не изменилась за пару месяцев. Я все еще одна, я все еще при своем мировоззрении и все еще глупа, как стадо напильников. Мой мир густых иллюзий поглотил меня и мое сознание. Стало легче бороться с приступами слез, легче просыпаться по утрам, легче жить. Антон писал мне пару раз, но я была так зла, так холодна и жестока, чтобы ответить ему честно. Мне хотелось выть от всего того, что происходит. В первые дни, когда я только вернулась в отчий дом, я каждый вечер сидела во дворе дома и читала книгу Стивена Кинга «Мертва зона».
Знаете, иногда бывают дни, когда чашка кофе лучший собеседник, которого ты встречал: кофе молчит, кофе слышит и никогда не предает. А молоко – это бонус.

Сидеть во дворе. Слышать тихое стрекотание сверчков и вдыхать запах ночных цветов – лучшее, что случалось со мной за год. Ты четко осознаешь, что ничего не хочешь, что никому не нужен и одиночество не так давит на виски. Я не вижу звезд. Но я поднимала глаза к небесному куполу и была счастлива. Господи, как я была счастлива в этом молчаливом покое. В этом мире «на дне». Никому не писать, никого не слышать, ни с кем не говорить. И Стивен Кинг – единственный вещатель, а кружка кофе – единственный зритель.
Шли дожди и было холодно. Небо было серым и тусклым. Солнце пугливо пряталась за чернеющими облакам. Я прожигала дни, будто держала газету над свечой. Фитиль горел, опаляя бумагу, а черный пепел летел в пустоту. Я жгла день за днем, час за часом. Я смотрела в пламя, опалявшее ресницы, и мне не было страшно.
«Господи, защити! Дай мне сил!»
Бахвалясь одиночеством днем, мы никогда не думаем, что может наступить ночь. Мы редко не боимся, что, заглянув в темноту, наткнемся на самих себя. Бывают люди, которым хорошо в своем обществе, которые счастливы сами с собой. Иногда я говорю: «Мне никто не нужен, чтобы смеяться над моими шутками!» Но это не так.
Я заходила в дом, держа по мышкой ноутбук, открывала дверь комнаты…и падала… я падала на ковер и рыдала. Безостановочно, надрывно, захлебываясь слезами. Я прижималась щекой к зеленому ковру, дрожа всем телом. Мне было страшно. Мне было невыносимо и дико одиноко.
«Господи, защити меня! Я так устала!»
Я скулила, лежа на полу и чувствуя, как холод заползает мне под шиворот. Мне было больно. Мне было страшно. Мне хотелось не быть вовсе.
Я помню, как однажды сидела перед ноутбуком, по лицу текли ручьями слезы, попадали в рот и нос. Мороз бежал по коже. Мои руки тряслись, как от болезни. И мне было холодно, будто за окном была метель. Я смотрела на страницу Антона в соц.сети.
«Я сдаюсь! Сдаюсь! Слышишь? Вернись ко мне! Я схожу с ума! Защити…защити…мне так больно без тебя…Я умираю…»
Я уже набрала текст. Я вспомнила его красивые голубые глаза, так тепло смотрящие на меня. В голове проносились мысли.
Я обнимала его, когда мы лежали на горе а вокруг была ночь. Я вспомнила наш первый поцелуй на скамейке. Я вспомнила, как любила обнимать его руками и ногами, когда мы сидели в одном кресле. Я вспомнила, как билось его сердце… и тихий голос: «Ты моя гадость». Он всегда картавил, а я так и не узнала, кто я: «гадость» или «радость».
Я так сильно его любила. Так сильно, что люблю до сих пор. Или это кажется мне. Я просто не могу перестать любить его. Это не так просто, как казалось раньше. Боль в сердце не проходила. А огромная дыра разверзалась все больше и больше.
Я как-то писала, что между мной и Антоном расширялась огромная пропасть. Так дико думать, что мы строили мосты навстречу друг другу, а в конце все рухнуло назад, в недра Ада. Антон ушел, а я осталась на краю одна. Совсем одна в темноте. Я замерзла, а холодный ветер трепал волосы.

Я продолжаю стоять и вглядываться в темноту, я надеюсь увидеть огни с другой стороны. Но этих огней нет. И я одна.
В тот день я тащила огромный мост. Здоровенный и металлический. Я была уверена, что я смогу его поставить, что дотянусь до противоположного берега и пробегу по ледяному металлу, стуча каблуками. Я была уверена, что смогу добежать, смогу не заблудиться, смогу догнать и обнять…
Мое сердце изнывало от боли, оно рвало себя на куски. И вот я стаю на краю, с молотом и ведром гвоздей. Я стою и смотрю вдаль. Внизу бушует море. Холодный ветер опаляет слезы на моем лице, треплет рубашку. И мне страшно. Господи, как мне страшно.
Я уверена, что мелькни там тусклый свет, я сорвалась бы в секунду, я построила бы мосты, чтобы бежать, отрастила бы крылья, чтобы взлететь, я бы прыгнула…. попроси он меня…
Но я была одна. А вдали лишь ночь. Молот давил на руки, но я не чувствовала.
Знаете, что страшно было? Что все мое естество, вся моя больная душа, все тело сжалось в ком и перенеслось к нему. Я отчаянно верила, что он слышит, как мне плохо. Я отчаянно надеялась, что он знает…

Я сжала зубы со всей силы, зажмурила глаза и перестала дышать. Ком стоял в горле.
Нет… нет… я не могу. Он должен быть счастлив. Пусть не со мной. Я хочу, чтобы кто-то любил его так же сильно, как люблю его я. Я хочу, чтобы и он любил кого-то, чтобы он был счастлив. Он уходил три раза и всегда возвращался.
Я не нарушу его покоя, я не потревожу его мыслей. Пускай будет счастлив. Без меня и счастлив.
Счастлив. Счастлив. Счастлив!
Ты слышишь, больной ублюдок?! Только попробуй страдать! Ты не должен… не должен… моя любовь оберегает тебя, даже спустя пол года невыносимого Ада.
Я обновила страницу, отодвинула ноутбук и пошла поставить чайник. Я засыпала пропасть песком. Я натерла мозоли, но ее теперь нет. Я продолжаю жить в черном мире без света и воды. В мире, где реки наполнены чаем, а не водой.

Я не хочу сказать, что Антон был первой и последней любовью в моей жизни. Он первый человек, которому я доверила столько мыслей, чувств, желаний и грехов. Все это вышло только потому, что все эти грехи я совершаю с течением времени.
Мне есть, что старательно прятать в своем шкафу. И есть один большой секрет. Как говорится, лучшая тайна та, о которой никто не знает.
Однако секреты долго не живут.
Мне снился странный сон. В моей жизни был один мальчик. Я назову его Мистер Р.
Я не могу рассказать о нем все. Но у него были удивительно красивые руки. Длинные ровные пальцы с аккуратными ноготками. Сейчас, когда я вижу его, я не помню, что когда-то мы были вместе. Раньше у него был красивый шарф. То ли в клетку, то ли еще с каким узором. И Мистер Р. Всегда повязывал им шею, завязывая в узелок. Мне нравилось целовать того парня.

Мне нравилось обнимать его. Он был хороший человек. Но это было так давно и так не правда, что я почти не верю. На удивление, спустя годы, я помню вкус его поцелуя.
Сейчас я сижу и думаю об этом. Какой он видел меня? Маленькой и глупой девочкой. За большинство вещей, которые я делала и говорила, мне стыдно. Если ты когда-нибудь прочитаешь это, надеюсь, ты простишь меня. Сейчас я чуточку умнее. Я хотела бы показать, чему научилась за три года, но мы никогда не переступим черту между нами.
Я смотрю на него и понимаю, кого любила. Я понимаю, что нравилось мне в нем, я узнаю поведение и черты. И эти случайные встречи… Я смотрю, и по телу пробегает дрожь.

Первого мужчину я не смогу забыть. Назовите меня сентиментальной, киньте камень, но я любила его. Будучи маленькой и наивной девочкой. Спустя время я говорила о нем много плохих вещей, но он единственный бывший любовник, на которого я не в силах держать зла.
Ох, девочки, видели бы вы его глаза, вы бы меня поняли. Дело не во внешности и не в характере. Спустя годы я заглядываю в его глаза и вижу, что он так же заглядывает в меня. Эти редкие мгновения, когда мы сталкиваемся взглядами, мы оба понимаем, что между нами огромная тайна, которую мы хотим унести в могилу.
Я понимаю, что стоит кому-то из нас вильнуть перед другим хвостом, мы оба потеряем головы и перешагнем через все границы. Он – из-за своего блядства, а я – потому что помню, как мне с ним было.
Невозможно жить с этим. Каждый раз сталкиваться глазами и понимать, как сильно хочешь быть с человеком. Хотя бы на полчаса.
Может, я это придумала и мне просто кажется. Но сейчас я думаю именно так.
Ночью мне снился удивительный сон. Мне снилось, что мы с Мистером Р. гуляли возле пруда. Мы говорили, рассказывали события прошедших лет и держались так, будто никогда и ничто не связывало нас, будто мы случайно оказались вместе. Тот сон я помню так четко. В какой-то момент я повернула голову, чтобы взглянуть на Него, а Он в это время посмотрел на меня. Он наклонил голову и нежно поцеловал меня, слегка коснувшись губами. Я даже во сне ощутила это четкое и томительное желание потянуться за ним следом, провести рукой по его волосам, почувствовать трепет его тела.
Просто представь, как он нежно целует в шею, как прежде. Как мы лежали на кровати и смотрели бесконечные фильмы. Он водил рукой по моему телу, по бедрам и тихо дышал в макушку. Ох….прижиматься телом к его телу было так…чувственно, что я ощущаю это спустя годы.
Антон был так груб в этом плане. Многие просто этого не понимали. А Р. Знал, как одним движением свести с ума. Я всегда перед встречей четко говорила себе. «Так, Ли, сегодня он тебя не получит!». Ахахахаха. Нет. Получит. А если буду сопротивляться, то он будет делать все еще мучительно медленно, будет растягивать тебя, как резинку, будет сводить с ума. Это наказание одно из худших за все время.
Просто представь, как он медленно входит в тебя… Как заставляет скулить…
Он всегда гладил мои волосы и целовал в шею… оох…

@темы: страсть